Перенесение мощей преподобного Серафима Саровского из Москвы в Дивеево

23 июля — 1 августа 1991 года

 

По известным пророчествам самого преподобного Серафима, надлежит ему лежать в Дивеево и прийти туда не по земле, а по воздуху, и будет при этом великая радость — среди лета воспоют Пасху. Все именно так и случилось: место подвига преподобного — Саровский монастырь — сегодня часть закрытого города Арзамас-16, храмы которого разрушены, так что вопрос, где почивать вновь обретенным мощам — в Сарове или в недавно возвращенном Церкви Дивееве, фактически и не вставал. Принесли туда святые останки препо­добного на своих руках Патриарх с архиереями, духовенством и десятками тысяч верующих. И действи­тельно, радость была такая, что во всех городах и весях, сподобившихся принять крестный ход со святыней, пели пасхальные песнопения.

Около полу года мощи преподобного Серафима находились в Богоявленском патриаршем соборе Москвы (об их втором обретении и перенесении из града святого Петра в Москву см.: ЖМП, 1991, № 4, с. 15—19; 5, с. 14—20; 7, с. 14—15). 23 июля перед их изнесением в Богоявленском соборе Святейший Патриарх Алексий в сослужении более сорока архипастырей совершил Божественную литургию. В 15.30 раку с мощами обнесли вокруг собора, и дальше многотысячный крестный ход направился по Спартаковской улице к недействующему пока храму во имя мученика Никиты. Тысячи и тысячи паломников хотели бы отправиться вместе с мощами в Богородск (после 1923 года — Ногинск) и далее до Дивеевского монастыря. В автоколонне отбыли около двухсот человек (включая епископат и духовенство), остальные желающие добирались своим ходом.

Между городами крестный ход двигался на колесах: впереди машина с установленной на ней большой иконой преподобного Серафима, за ней — микроавтобус с мощами, возле которых постоянно дежурили несколько мо­нахов, служивших молебны и акафисты. Третьей шла машина Святейшего Патриарха, затем архиереи, духо­венство и миряне на автомобилях и в автобусах. По дороге прихожане близлежащих храмов приветствовали крестный ход, выходя к шоссе со своими пастырями. Возле самых крупных групп крестный ход делал не­большие остановки, и Святейший Патриарх благословлял народ. В некоторых городах (Нижний Новгород, Арза­мас) горожане стояли сплошной стеной вдоль обочин на протяжении всего пути процессии (например, в Ниж­нем Новгороде — на протяжении пятнадцати километров вплоть до границы города!). А первые такие группы крестный ход встретил на своем пути еще в черте Москвы.

Богородск (Ногинск), первая остановка. Сюда прибыли около шести часов вечера 23 июля. У въезда в город крестный ход с мощами и Святейшего Патриарха при­ветствовали митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, епископ Можайский Григорий, настоятель прихо­да архимандрит Адриан, а также председатель город­ского Совета и другие представители светских властей. Тысячи горожан приняли участие в крестном ходе по улицам города до Богоявленского собора (около двух километров). Шел летний дождь, пели пасхальный канон…

Богоявленский собор возвращен Церкви в 1989 году. В притворе храма фотостенд рассказывает об этапах его реставрации. А на восточной стене трапезной части паломники увидели новую фреску: «Перенесение мощей преподобного Серафима Саровского», изображающую Святейшего Патриарха Алексия и архиереев во главе крестного хода с мощами…

За два года, прошедшие после возврата храма, он практически целиком отреставрирован, вокруг возведены несколько зданий: настоятельские покои, церковный дом, помещения для церковноприходской школы. Богородск — родина Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена († 1990). И знаменательно, что этот город не только стал первым на пути крестного хода с мощами преподобного Серафима, но и прибыли сюда мощи в день рождения покойного Патриарха (когда ему исполнился бы 81 год).

Перед мощами преподобного, которого так чтил Святейший Патриарх Пимен, молебен и утреню, а 24 июля — литургию и молебен отслужили Святейший Патриарх Алексий, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, архиепископы Оренбургский и Бузулукский Леонтий, Чебоксарский и Чувашский Варнава, Ивановский и Кинешемский Амвросий, Самарский и Сызранский Евсевий, Ташкентский и Среднеазиатский Владимир, Тамбовский и Мичуринский Евгений, Алма-Атинский и Семипала­тинский Алексий, епископы Можайский Григорий, Истринский Арсений, Подольский Виктор, Тобольский и Тюменский Димитрий, Бендерский Викентий. В этом храме, как и в большинстве других, совершалась ранним утром первая Божественная литургия иерейским чином, а всю ночь — молебны с акафистами. Всю ночь к мощам подходили прикладываться верующие горожане.

За утреней читалось Евангелие преподобному, которое десятки раз прозвучало над мощами за время этого грандиозного крестного хода: … и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть (Мф. 11,27). Потому и привлек к себе убогий Серафим, как он сам себя называл, стольких не только при жизни, но и по смерти, что ему благоволил Сын открыти. И он, преподобный Серафим, безусловно, знал Отца. И это знание просветило его так, что тысячи тысяч спаслись вокруг него.

В Богородске, Владимире, Нижнем Новгороде — повсюду тысячи людей стояли у храмов в очереди (порой под дождем), чтобы приложиться к раке чудотворца. Стояли днем и ночью. Многие привыкли думать, что в храм идут одни старушки, но в этой очереди мы видели и молодых людей в джинсах, и интеллигентного вида неофитов, и патриархальных старичков и старушек, модно одетые молодые пары, и матерей с дочками, и отцов с сыновьями. Многие из этой вереницы не знали, не могли объяснить, зачем они пришли сюда и стоят несколько часов ночью под дождем, по-разному мыслили о мире и о святости, вере, Церкви, даже о Боге. Однако все они чувствовали, что должны сегодня прийти сюда, в храм, пусть второй или третий раз за весь год, и, поклонившись, помолиться преподобному. Всех их он привлек на летнюю Пасху, когда «никтоже да плачет пригрешений», когда «последнего приемлют, якоже и первого» (Огласительное слово на Пасху святителя Иоанна Златоуста).

В 8.00 24 июля крестный ход отправился из Ногинска и спустя час прибыл в Орехово-Зуево, где навстречу ему вышли митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий и его викарий епископ Можайский Григорий, настоятель прихода протоиерей Сергий Нечаев, городские власти. Раку с мощами пронесли на руках около километра по центральной улице до храма в честь Рождества Богородицы. Несмотря на дождь, горожане запол­нили не только всю улицу, но и крыши окрестных домов. В храме Святейший Патриарх совершил литургию и молебен в сослужении тех же архиереев, что и накануне, а также архиепископа Свердловского и Курганского Мелхиседека. В 16.00 вновь был отслужен молебен, мощи изнесли из храма, и крестный ход отбыл во Владимир.

В 18.30 в тот же день процессия с мощами прибыла во Владимир. У древней границы города под сводами Золотых ворот ее встретили епископ Владимирский и Суздальский Евлогий, светские власти города. Святейший Патриарх, как и в других городах на пути следования, обратился к горожанам с приветствием. Крестный ход направился к Успенскому собору. Восемь столетий стоит он на Русской земле, овеянный благодатью Божией и молитвой верующих многих поколений. Отныне летопись собора украсит новое церковное торжество, связанное с пребыванием здесь мощей преподобного Серафима.

Раку с мощами установили на паперти перед колокольней собора. Святейший Патриарх отслужил молебен под открытым небом. Вся соборная площадь, до отказа заполненная молящимися, мерцала в наступивших сумерках огоньками свечей… На ночь мощи внесли в храм, где перед ними духовенство епархии непрестанно совер­шало молебны с акафистами.

25 июля Святейший Патриарх совершил в Успенском соборе Божественную литургию в сослужении митрополита Крутицкого й Коломенского Ювеналия, архиепи­скопов Оренбургского и Бузулукского Леонтия, Чебоксарского и Чувашского Варнавы, Ивановского и Кинешемского Амвросия, Самарского и Сызранского Евсевия, Ташкентского и Среднеазиатского Владимира, Тамбов­ского и Мичуринского Евгения, Алма-Атинского и Семи­палатинского Алексия, епископов Истринского Арсения, Подольского Виктора, Тобольского и Тюменского Димитрия, Бендерского Викентия, Владимирского и Суз­дальского Евлогия.

Во второй половине дня Святейший Патриарх Алексий посетил Суздаль, где в Богородицерождественском со­боре кремля совершил молебен Пресвятой Богородице, преподобному Серафиму и святым Феодору и Иоанну, мощи которых почивают здесь. Святейший Патриарх осмотрел также музей, расположенный в Спасо-Евфимневском монастыре.

Утром 26 июля после молебна и изнесения мощей из Успенского Владимирского собора крестный ход отбыл в Боголюбово, в возрожденный недавно мужской мона­стырь. В 10.00 крестный ход отправился в Вязники, где во время трехчасовой остановки горожане имели возможность приложиться к святым мощам.

В тот же день в 18.00 крестный ход прибыл в Нижний Новгород, где был встречен митрополитом Нижегородским и Арзамасским Николаем и руководством города и области. По улицам города процессия проследовала в Спасский кафедральный собор, возвращенный недавно Церкви.

Всенощное бдение вечером 27 июля и на следующее утро литургию в Спасском соборе Святейший Патриарх совершил в сослужении митрополитов Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Смоленского и Калининград­ского Кирилла, Нижегородского и Арзамасского Нико­лая, архиепископов Оренбургского и Бузулукского Леон­тия, Чебоксарского и Чувашского Варнавы, Калужского и Боровского Климента, Ивановского и Кинешемского Амвросия, Самарского и Сызранского Евсевия, Ташкент­ского и Среднеазиатского Владимира, Тамбовского и Мичуринского Евгения, Алма-Атинского и Семипалатин­ского Алексия, епископов Тверского и Кашинского Вик­тора, Истринского Арсения, Подольского Виктора, То­больского и Тюменского Димитрия, Бендерского Викентия, Владимирского и Суздальского Евлогия.

В середине дня 28 июля Святейший Патриарх Алексий посетил 31-ю танковую Вислинскую дивизию в Нижнем Новгороде. В этот день воинское пополнение прини­мало присягу. Предстоятель Церкви обратился со словом приветствия к воинам, а затем после уставного светского церемониала верующие солдаты подходили за благо­словением к Святейшему Патриарху, который напут­ствовал их иконками преподобного Серафима. Святейший Патриарх, митрополит Николай и епископ Арсений освятили трапезную воинской части, затем Святейший Патриарх имел краткую беседу с верующими воинами.

На церемонии присяги присутствовал начальник Ниже­городского гарнизона генерал-майор Ефремов, рассказав­ший об участии армии в подготовке перенесения мощей. Силами армии в Дивееве были построены в двухнедель­ный срок два палаточных городка на 20 тысяч человек. (Для подготовки оснований палаток пришлось израсходо­вать 10 тонн гвоздей и 1,5 тыс. кубометров древе­сины.) Нижегородское подразделение милиции сопро­вождало крестный ход по области, помогая следить за порядком в условиях скопления тысяч и тысяч людей. Многие солдаты расспрашивали духовенство об основах веры, иные молились за богослужением; может быть, для кого-то из них этот день станет шагом на пути в Церковь…

28 июля в 20.00 крестный ход прибыл в Арзамас. Причт Воскресенского собора встретил мощи на соборной площади. Под открытым небом состоялся молебен, а в соборе Святейший Патриарх в сослужении архиереев совершил наречение настоятеля собора архимандрита Иерофея (Соболева) во епископа Балахнинского, викария .Нижегородской епархии.

29 июля литургию в Воскресенском соборе и архи­ерейскую хиротонию Святейший Патриарх Алексий совершил в сослужении тех же архиереев, что и в Нижнем Новгороде. В 16.00 Святейший Патриарх с архипасты­рями совершил малую вечерю с акафистом.

30 июля утром Патриарх провел в здании горисполкома пресс-конференцию. Самые разные вопросы задавали журналисты: от хозяйственных — как восстановить тысячи разрушенных храмов, как организовать в Арзама­се прием паломников, которые будут путешествовать в Дивеево, и до богословских — что такое воскресение из мертвых, как доказать, что мощи преподобного Серафима чудотворные, подлинные ли они… Вопросы зависели от наличия и степени личной веры.

В тот же день Святейший Патриарх посетил место взрыва близ станции Арзамас-1, унесшего 4 июня 1988 года 91 жизнь. (В тот роковой день взорвался железнодорожный состав с взрывчатыми веществами, уничтожив близлежащие дома и стоявшие у переезда автомобили.) Возле мемориала, где высечены имена погибших, Святейший Патриарх отслужил панихиду и сказал слово утешения, обратившись к родственникам погибших и собравшимся горожанам. Сразу после этого Патриарх посетил областной детский дом-интернат.

30 июля в середине дня в Арзамасе состоялся прием по случаю второго обретения и перенесения мощей пре­подобного Серафима. На нем пожилая жительница Арзамасского района Мария Федоровна Савванина подарила Святейшему Патриарху икону преподобного Серафима, которую она спасла при закрытии одного храма и 41 год хранила у себя дома. Словно о живом, словно о нашем современнике сказала о преподобном Мария Федоровна: «Мы с ним хорошо жили, я ему (то есть святому Серафиму.— Авт.) акафист каждый день читала, он мне помогал… А этой Пасхой ночью у него лик просиял светом ярким..,» Словно о чем-то совсем обыденном поведала пожилая прихожанка… И верно: для глубоко верующего сердца все, от Бога исходящее, все чудеса — понятное, в духовном плане естественное. Святейший Патриарх сказал, что подаренная икона найдет свое место в отреставрированном соборе Дивеевского монастыря.

Этой обители — цели своего движения — крестный ход достиг в 19.30 30 июля. На встрече у Святых врат Святейший Патриарх подчеркнул: Перевернута последняя страница дивеевской летописи, пришло время исполнения пророчеств: мощи преподобного Серафима отныне упокоятся по его слову в соборе во имя Рождества Пречистой Матери Божией Дивеевского монастыря.

В день прибытия в соборе был отслужен молебен. 31 июля группе паломников предстоял, пожалуй, самый волнующий эпизод всего путешествия: посещение Сарова. Только 50 человек сподобились этой радости: как известно, провинциальный Саров еще в сороковые годы официально прекратил свое существование: здесь разме­стили военное производство и место получило не имя, а безликий номер. До сих пор это Арзамас-16. Здесь производили орудия смерти: сначала снаряды для «ка­тюш», потом водородные бомбы, крылатые ракеты… Ка­кую же обильную жатву пожинал враг рода челове­ческого, если там, где преподобный Серафим пропове­довал Вечную Жизнь о Воскресшем Господе, воцари­лось не просто безбожие, а культ смерти в его совре­меннейшей технократической модификации!

Все храмы были, конечно, закрыты, а главные — разрушены; верующих на секретный объект не пускали как неблагонадежных. Целые поколения паломников взи­рали с молитвой на далекую колокольню, превращенную в телевышку,— единственный «объект» Арзамаса- 16 — Сарова, который виден из «незапретной» зоны. Считанные души из внешнего мира проникали за ограду из нескольких рядов колючей проволоки на террито­рию, где стояли ближняя и дальняя пустыньки пре­подобного, камень, на котором тысячу дней и ночей молился святой, где была его монастырская келья, при­влекавшая жаждущих со всей России… И вот эти места 31 июля посетили Святейший Патриарх, архипастыри, паломники. «Мне кажется, мы еще не можем осознать сегодня всего духовного смысла этого первого совершившегося паломничества»,— сказал один из его участников.

Святейший Патриарх и паломники посетили ближ­нюю пустыньку, пропели величание и тропарь преподоб­ному возле молельного камня. (Сам камень не существу­ет: он был разбит на кусочки и разобран богомоль­цами. Но на его место положен точно такой же, в кото­рый вскоре будет вмонтирована частица святыни.) У дальней пустыньки, до которой паломники прошли пешком, Патриарх отслужил молебен с акафистом и освятил постамент под памятник преподобному Сера­фиму, который установили в тот же день вечером (скульп­тор В. М. Клыков; он же автор памятника Препо­добному Сергию в Радонеже и великой княгине Елизавете в Москве).

Перестройка пока мало коснулась закрытого города. У недавно зарегистрированной православной общины есть трения с городским начальством, касающиеся того, какой храм вернуть для богослужения. Пока Святейший Патриарх освятил часовню на кладбище — первый дом молитвы в запретной зоне. Ее, конечно, недостаточно для города с населением около 80 тысяч жителей. А ведь только Церковь может просветить светом Христовым людей, живущих под страшным (хотя привычным и не всегда осознаваемым) гнетом закрытости особого объ­екта. Было бы наивно думать, что это не сказывается на душах людей: верующих в Сарове сегодня заметно меньше, чем в обычных городах. Правда, действует фило­софский клуб, ведущий большую краеведческую работу… В Дивееве паломники общались с одетыми в мрачную черную форму активистами этой называющей себя патриотической организации, которые помогали следить за порядком. Увы, гораздо легче возродить национальную символику (повязки и значки с трехцветными флагами) и национально окрашенную фразеологию («В русском храме ведите себя тихо»,— призывали активисты философского клуба), чем взрастить в себе подлинную церковность.

…С пением молебна и акафиста возвратился автобус с сорока паломниками из Сарова. 31 июля в 15.00 Святейший Патриарх в сослужении митрополитов Кру­тицкого и Коломенского Ювеналия, Смоленского и Калининградского Кирилла, Волоколамского и Юрьевского Питирима, Нижегородского и Арзамасского Николая, Воронежского и Липецкого Мефодия, архиепископов Оренбургского и Бузулукского Леонтия, Могилевского и Мстиславского Максима, Чебоксарского и Чувашского Варнавы, Калужского и Боровского Климента, Самарского и Сызранского Евсевия, Ташкентского и Средне­азиатского Владимира, Тамбовского и Мичуринского Евгения, Алма-Атинского и Семипалатинского Алексия, епископов Тверского и Кашинского Виктора, Истринского Арсения, Подольского Виктора, Тобольского и Тюменского Димитрия, Бендерского Викентия, Мордовского и Саранского Варсонофия, Владимирского и Суз­дальского Евлогия, Балахнинского Иерофея совершил малую вечерю с акафистом, а затем всенощное бдение в соборе Дивеевского монастыря.

1 августа, в день памяти преподобного Серафима Саровского и всея России чудотворца, всю ночь в дивеевском соборе совершались литургии. Позднюю совершил Святейший Патриарх под открытым небом в сослужении тех же архиереев, что и всенощное бдение, за исклю­чением митрополита Питирима, который совершил пер­вую литургию в ноль часов. После молебна и крестного хода вокруг собора раку с мощами внесли в собор, где она нашла постоянное упокоение под сенью у северного столпа.

Десять дней продолжался беспримерный в новейшей истории России крестный ход, сопровождавшийся ежедневными неоднократными богослужениями. Господь да­ровал нам радость стать его свидетелями или даже участниками, подал силы понести труды. Какие же вы воды сделаем и к каким итогам придем? Умолчим об апокалипсических пророчествах преподобного: Не ваше есть знать времена и сроки, которые Господь положил во своей власти. Не забудем только, что дни лукавы.

Задумаемся о том, что чем больше чудес и знамений подает нам Господь узреть, тем больше наша собственная ответственность: мы должны взрастить посеянные в нас семена Духа и принести сторичный плод.

А. ВИКТОРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

(Spamcheck Enabled)